АРАБЕЛЛА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » АРАБЕЛЛА » Пыль столетий » Наша речь


Наша речь

Сообщений 1 страница 10 из 15

1

Я не лингвист по образованию, но всегда очень интересовалась присхождением различных языков, их взаимосвязями, общими корнями, различиями, логикой построения предложений и способами выражения одних и тех же эмоций и мыслей в разных языках и т.д.; можно сказать - это одно из моих любимых хобби.
Предагаю в этой темке обсуждать наши и другие языки и всё, что с этим связано... 
В общем, немного лингвистики... 
  ;)

0

2

Вчера наткнулась на (наконец-то) более-менее научно-популярную статью по вопросу происхождения славянских языков.
В последнее время по этому поводу некоторые с позволения сказать авторы (очевидно спонсируемые некоторыми политическими силами...) пишут такую окровенную муть, что когда встретила нормальную политически непривязанную, не псевдонаучную статью по этому вопросу, я не могла не поместить её здесь... Даже темку отдельную создала...   :)

Откуда взялся украинский язык?

     О происхождении украинского языка сегодня написаны целые фантастические романы.
Нехватка популярной филологической литературы заставила взяться за дело энтузиастов, которые зачастую не являются специалистами в вопросах языка. Однако проявляют на удивление большую активность. Одни “спецы” выводят украинский едва ли не из санскрита, другие распространяют мифы о мнимом польском или даже венгерском влиянии, хотя в большинстве своем не владеют ни польским, ни украинским, ни тем более венгерским языком.
     Недавно опубликованная мной популярная статья о формировании русского языка вызвала значительный интерес среди посетителей сайта УНИАН. Читатели прислали нам множество отзывов, замечаний, вопросов из сферы языкознания. Обобщив эти вопросы, попробую ответить на них на “популярном языке”, не углубляясь в научные дебри.

Почему в украинском языке много слов из санскрита?

     Сравнивая различные языки, ученые пришли к выводу, что некоторые из них очень близки друг другу, иные являются родственниками более отдаленными. А есть такие, которые вообще не имеют между собой ничего общего. Например, установлено, что родственными являются украинский, латынь, норвежский, таджикський, хинди, английский и т.д. А вот японский, венгерский, финский, турецкий, этрусский, арабский, баскский и пр. с украинским или, скажем, испанским никак не связыны.
     Доказано, что несколько тысячелетий до нашей эры существовало некое сообщество людей (племен), которые разговаривали на близких диалектах. Мы не знаем, где это было и в какое точно время. Возможно, 3–5 тысяч лет до н.э. Допускают, что эти племена проживали где-то в Северном Средиземноморье, возможно даже, в Поднепровье. Индоевропейский праязык не сохранился до наших времен. Древнейшие письменные памятники, дошедшие до наших дней, были написаны тысячу лет до нашей эре на языке давних жителей Индии, которая имеет название “санскрит”. Будучи самым давним, этот язык считается наиболее приближенным к индоевропейскому.
     Ученые реконструируют праязык на основании законов изменения звуков и грамматических форм, двигаясь, так сказать, в обратном направлении: от современных языков – к общему языку. Реконструированные слова приведены в этимологических словарях, древние грамматические формы – в литераторе из истории грамматик.
     Современные индоевропейские языки унаследовали большинство корней со времен былого единства. В разных языках родственные слова порой звучат очень по-разному, но эти различия подчиняются определенным звуковым закономерностям.

    Сравните украинские и английские слова, имеющие общее происхождение: день – day, ніч – night, сонце – sun, матір – mother, син – son, око – eye, дерево – tree, вода – water, два – two, могти – might, сварити – swear, веліти – will. Таким образом, украинский, как и все остальные индоевропейские языки, имеет много общих слов с санскритом и другими родственными языками – греческим, исландским, древнеперсидским, армянским и пр., не говоря уже о близких славянских – российским, словацким, польским…

    В результате переселения народов, войн, завоеваний одних народов другими языковые диалекты отдалялись друг от друга, образовывались новые языки, исчезали старые. Индоевропейцы расселились по всей Европе и проникли в Азию (потому и получили такое название).
     Праиндоевропейская языковая семья оставила после себя, в частности, следующие группы языков: романские (мертвая латынь, французский, итальянский, испанский, португальский, румынский, молдавский и др.); германские (мертвый готский, английский, немецкий, шведский, норвежский, исландский, датский, голландский, африкаанс и т.д.); кельтские (валлийский, шотландский, ирландский и др.), индоиранские (мертвый санскрит, хинди, урду, фарси, таджикский, осетинский, цыганский, возможно, также мертвый скифский и пр.); балтийские (мертвый прусский, литовский, латышский и др.), славянские (мертвый старославянский, или “староболгарский”, украинский, болгарский, польский, великорусский, белорусский и т.д.). Отдельные индоевропейские ветви пустили греческий, армянский, албанский языки, у которых нет близких родственников. Достаточно много индоевропейских языков не дожили до исторических времен.

Почему индоевропейские языки так отличаются друг от друга?

     Как правило, формирование языка связано с географическим обособлением ее носителей, миграцией, завоеваниями одних народов другими. Различия в языках индоевропейцев объясняются взаимодействием с другими – часто неиндоевропейскими – языками. Один язык, вытесняя другой, получал определенные признаки побежденного языка и соответственно отличался этими признаками от своего сородича (вытесненный язык, оставивший свои следы, называют субстратом), а также испытывал грамматические и лексические изменения. Возможно, существуют определенные внутренние закономерности развития языки, которые со временем “отдаляют” его от родственных говоров. Хотя, по всей видимости, причиной появления любых внутренних закономерностей является влияние других (субстратных) языков.
     Так, в древнейшие времена в Европе были распространены многочисленные языки, влияние которых и привело к нынешней пестрой языковой картине. На развитие греческого языка повлияли, в частности, иллирийський (албанский) и этрусский. На английский – норманский и различные кельтские говоры, на французский – галльський, на великорусский – угро-финнские языки, а также “староболгарский”. Угро-финнское влияние в великорусском языке дало ослабление безударных гласных (в частности аканье: молоко – млаако), закрепления ж на месте г, оглушение согласных в конце слога.

     Считается, что на определенном этапе языковой эволюции, до образования отдельных славянских и балтийских языков, существовало балто-славянское единство, поскольку эти языки имеют огромное количество общих слов, морфем и даже грамматических форм. Допускают, что общие предки балтов и славян населяли территории от Северного Поднепровья – до Балтийского моря. Однако в результате миграционных процессов это единство распалось.
     На языковом уровне это отразилось удивительным образом: праславянский язык возникает как отдельный язык (а не балто-славянский диалект) с началом действия так называемого закона открытого слога. Праславяне получили этот языковой закон, взаимодействуя с каким-то неиндоевропейским народом, язык которого не терпел сочетания нескольких согласных звуков.
     Суть его сводилась к тому, что все слоги заканчивались на гласный звук. Старые слова начали перестраиваться таким образом, что между согласными вставлялись краткие гласные или гласные менялись местом с согласными, конечные согласные терялись или после них появлялись краткие гласные. Так, “ал-ктис” превратился на “ло-ко-ти” (локоть), “кор-вас” на “ко-ро-ва” (корова), “ме-дус” на “ме-до” (мед), “ор-би-ти” на “ро-би-ти” (работать) “драу-гас” на “дру-ги” (другой) и т.п. Грубо говоря, представление о “дославянском” языковом периоде дают балтийские языки, которые не затронул закон открытого слога.
     Откуда нам известно об этом законе? Прежде всего, из древнейших памятников славянской письменности (Х – ХІІ века). Краткие гласные звуки передавались на письме буквами “ъ” (что-то среднее между коротким “о” и “ы”) и “ь” (короткий “і”). Традиция написания “ъ” в конце слов после согласных, перешедшая в великорусский язык по киевской традиции передачи церковнословянского, дожила до начала ХХ века, хотя, конечно, эти гласные в великорусском никогда не читались.

На каком языке разговаривали праславяне?

     Этот язык просуществовал с І тысячелетие до н.э. до середины ІІ тысячелетия н.э. Конечно, не было какого-то целостного языка в современном понимании этого слова, а тем более его литературного варианта. Речь идет о близких диалектах, которые характеризовались общими признаками.
     Праславянский язык, приняв закон открытого слога, звучал приблизительно так: зе-ле-нъ лие-съ шу-ми-тъ (читается “зе-ле-ни лие-со шу-ми-то” – зеленый лес шумит); къ-де і-доун-тъ медъ-вие-дъ и влъ-къ? (читается “ко-де і-доу-то ме-до-вие-до и влы-ко? (где идут медведь и волк?). Монотонно и равномерно: тра-та-та-та … тра-та-та… тра-та-та… Наше современное ухо вряд ли бы могло распознать в этом потоке знакомые слова.

     Некоторые ученые считают, что субстратным языком для праславян, “запустившим” в действие закон открытого слога, был неиндоевропейский язык трипольцев, которые населяли нынешние украинские земли (субстратный язык – поглощенный язык, который оставил в победившем языке фонетические и другие следы). Именно он не терпел скоплений согласных, слоги в нем заканчивались только на гласные звуки. И именно якобы от трипольцов к нам дошли такие слова неизвестного происхождения, характеризующиеся открытостью слогов и строгим порядком звуков (согласный – гласный), как мо-ги-ла, ко-бы-ла и некоторые другие. Мол, от трипольского языка украинский – через посредничество других языков и праславянских диалектов – унаследовал свою мелодику и некоторые фонетические особенности (например чередование у–в, і–й, которое помогает избегать неблагозвучных скоплений звуков).
      К сожалению, невозможно ни опровергнуть, ни подтвердить эту гипотезу, поскольку каких-либо достоверных данных о языке трипольцев (как, кстати, и скифов) не сохранилось. В то же время известно, что субстрат на определенной территории (фонетические и другие следы побежденного языка) действительно очень живуч и может передаваться через несколько языковых “эпох”, даже через посредничество языков, которые не дожили до наших дней.

     Относительное единство праславянских говоров продлилось до V–VI веков новой эры. Где жили праславяне – точно не известно. Считается, что где-то к северу от Черного моря – в Поднепровье, Подунавье, в Карпатах или между Вислой и Одером. В середине первого тысячелетия в результате бурных миграционных процессов праславянское единство распалось. Славяне заселили всю центральную Европу – от Средиземного до Северного моря.
     С тех пор начали формироваться праязыки современных славянских языков. Точкой отсчета появления новых языков стало падение закона открытого слога. Такое же загадочное, как и его возникновение. Мы не знаем, что стало причиной этого падения – очередной субстрат или какой-то внутренний закон языковой эволюции, который начал действовать еще во времена праславянского единства. Однако ни одном славянском языке закон открытого слога не уцелел. Хотя и оставил в каждом из них глубокие следы. По большому счету, фонетические и морфологические различия между этими языками сводятся к тому, насколько различными являются рефлексы, вызванные падением открытого слога, в каждом из языков.

Как появились современные славянские языки?

     Приходил в упадок этот закон неравномерно. В одном говоре напевное произношение (“тра-та-та”) сохранилось дольше, в других – фонетическая “революция” состоялась быстрее. В итоге праславянский язык дал три подгруппы диалектов: южнославянские (современные болгарский, сербский, хорватский, македонский, словенский и др.); западнославянские (польский, чешский, словацкий и т.д.); восточнославянские (современные украинский, великорусский, белорусский). В древние времена каждая из подгрупп являла собой многочисленные говоры, характеризовавшиеся определенными общими чертами, которые отличали их от других подгрупп. Эти говоры далеко не всегда совпадают с современным делением славянских языков и расселением славян. Большую роль в языковой эволюции в разные периоды сыграли процессы образования государств, взаимное влияние славянских наречий, а также иноязычные элементы.

     Собственно, распад праславянского языкового единства мог происходить следующим образом. Сначала территориально “оторвались” от остальных племен южные (балканские) славяне. Этим объясняется то, что в их говорах закон открытого слога продержался дольше всего – до ІХ–ХІІ веков.
     У племен, являвшихся предками восточных и западных славян, в отличие от балканских, в середине первого тысячелетия язык испытал кардинальные изменения. Падение закона открытого слога дала старт развитию новых европейских языков, многие из которых не дожили до нашего времени.
     Носители праукраинского языка представляли собой разрозненные племена, каждое из которых разговаривало на собственном неречии. Поляны разговаривали по-полянски, деревляне – по-деревлянски, сиверяне – по-сиверянски, уличи и тиверцы – по-своему и т.д. Но все эти наречия характеризовались общими чертами, то есть одинаковыми последствиями падения открытого слога, которые и сейчас отличают украинский язык от других славянских языков.

Откуда нам известно о том, как разговаривали в Украине в древние времена?

     Имеется два реальных источника наших сегодняшних знаний о древнеукраинских говорах. Первый – письменные памятники, давнейшие из которых были написаны в Х–ХII веках. Однако, к сожалению, записей на том языке, на котором разговаривали наши предки, не велось вообще. Литературным языком Киева была “староболгарский” (церковнословянский) язык, пришедший к нам с Балкан. Это язык, на который в ІХ веке Кирилл и Мефодий перевели Библию. Он был не понятен для восточных славян, поскольку сохранила древний закон открытого слога. В частности, в нем звучали краткие гласные после согласных звуков, обозначавшиеся буквами “ъ” и “ь”. Однако в Киеве этот язык постепенно украинизировали: краткие звуки не читались, а некоторые гласные были заменены на свои – украинские. В частности, носовые гласные, которые до сих пор сохранились, скажем, в польском, произносились как обычные, “староболгарские” дифтонги (двойные гласные) читались на украинский манер. Кирилл и Мефодий очень бы удивились, услышав “свой” язык в киевской церкви.

     Интересно, что некоторые ученые пытались реконструировать так называемый “древнерусский” язык, который был якобы общим для всех восточных славян, – опираясь на древние киевские тексты. И получалось, что в Киеве разговаривали едва ли не на “староболгарском” языке, что, конечно, никоим образом не соответствовало исторической правде.
     Древние тексты можно использовать для изучения языка наших предков, но в весьма своеобразный способ. Что и сделал профессор Иван Огиенко в первой половине ХХ века. Он исследовал описки, ошибки киевских авторов и переписчиков, которые помимо воли испытывали влияние живого народного языка. Временами древние писари “переделывали” слова и “староболгарские” грамматические формы умышленно – чтобы было “понятнее”.

     Второй источник наших знаний – современные украинские говоры, особенно те, которые долго оставались изолированными и почти не подвергались внешнему влиянию. Например, потомки деревлян до сих пор населяют север Житомирской области, а сиверян – север Черниговской. Во многих говорах сохранились древнеукраинские фонетические, грамматические, морфологические формы, совпадающие с описками киевских писарей и писателей. В научной литературе можно найти другие даты падения кратких гласных у восточных славян – ХІІ – ХІІІ века. Однако подобное “удлинение жизни” закона открытого слога вряд ли обосновано.

Когда появился украинский язык?

     Отсчет, видимо, можно начать с середины первого тысячелетия – когда исчезли краткие гласные. Именно это вызвало появление собственно украинских языковых признаков – как, в конечном итоге, и признаков большинства славянских языков. Перечень признаков, отличавших наш праязык от других языков, может оказаться несколько скучным для неспециалистов. Вот лишь некоторые из них.
  -   Древние украинские говоры характеризовались так называемым полногласием: на месте южнославянских звукосочетаний ра-, ла-, ре-, ле — в языке наших предков звучало -оро-, -оло-, -ере-, -еле-. Например: солодкий (по-“староболгарски” – сладкий), полон (плен), середа (среда), морок (мрак) и т.п. “Совпадения” в болгарском и русском языках объясняются огромным влиянием “староболгарского” на формирование русского языка.
  -   Болгарским (южнославянским) звукосочетанием в начале корня ра-, ла  — отвечали восточнославянские ро-, ло-: робота (работа), рости (расти), уловлюю (улавливаю). На месте типичного болгарского звукосочетания -жд  — украинцы имели -ж-: ворожнеча (вражда), кожен (каждый). Болгарским суффиксам -ащ-, -ющ  — отвечали украинские -ач-, -юч-: виючий (воющий), спопеляючий (испепеляющий).
  -   Когда краткие гласные звуки пали после звонких согласных, в праукраинских говорах эти согласные продолжали произноситься звонко, как и в настоящее время (дуб, сніг, любов, кров). В польской развилось оглушение, в великорусском тоже (дуп, снек, любофь, крофь).
  -   Академик Потебня обнаружил, что исчезновение кратких звуков (ъ и ь) кое-где “заставило” продлить произнесение предыдущих гласных “о” и “е” в новом закрытом слоге, чтобы компенсировать “сокращение” слова. Так, сто-лъ (“сто-ло”) превратился на “стіел” (конечный ъ исчез, зато стал дольше “внутренний” гласный, превратившись в двойной звук – дифтонг). Но в формах, где после конечного согласного идет гласный, старый звук не изменился: сто-лу, сто-ли. Мо-стъ (“мо-сто”) превратился на міест, муест, міист и т.п. (в зависимости от говора). Дифтонг со временем трансформировался в обычный гласный. Потому в современном литературном языке “і” в закрытом слоге чередуется с “о” и “е” – в открытом (кіт – ко-та, попіл – по-пе-лу, ріг – ро-гу, міг – мо-же и т.д.). Хотя некоторые украинские говорі хранят древние дифтонги в закрытом слоге (кіет, попіел, ріег).
  -   Древние праславянские дифтонги, в частности в падежных окончаниях, обозначавшиеся на письме буквой “ять”, нашли свое продолжение в древнеукраинском языке. В одних говорах они сохранились до сих пор, в других трансформировались в “і” (как и в литературном языке): ліес, на земліе, міех, біелий и пр. Кстати, украинцы, зная свой язык, никогда не путали написание “ять” и “е” в дореволюционной российской орфографии. В некоторых украинских говорах древний дифтонг активно вытеснялся гласным “і” (ліс, на землі, міх, білий), закрепившись в литературном языке.
  -   Часть фонетических и грамматических особенностей праславянского языка нашла продолжение в украинских диалектах. Так, праукраинский унаследовал древнее чередование к–ч, г–з, х–с (рука – руці, ріг – розі, муха – мусі), которое сохранилось и в современном литературном языке. Издавна в нашем языке используется звательный падеж. В диалектах активной является древня форма “предбудущего" времени (буду брав), а также древние указатели лица и числа в глаголах прошедшего времени (я – ходивем, мы – ходилисьмо, ты – ходивесь, вы – ходилисте).

     Описание всех этих признаков занимает целые тома в академической литературе…

На каком языке разговаривали в Киеве в доисторические времена?

     Конечно же, не на современном литературном языке.
Любой литературный язык в известной мере искусственен – он вырабатывается писателями, просветителями, деятелями культуры в результате переосмысления живого языка. Часто литературный язык является чужим, заимствованным, а порой и непонятным для необразованной части населения. Так, в Украине с Х по ХVIII век литературным языком считался искусственный – украинизированный “староболгарский” язык, на котором написано большинство литературных памятников, в частности “Изборники Святослава”, “Слово о полку Игореви”, “Повисть времянных лит”, произведения Ивана Вишенского, Григория Сковороды и пр. Литературный язык не была застывшим: он постоянно развивался, изменялся на протяжении веков, обогащался новой лексикой, грамматика его упрощалась. Степень украинизации текстов зависела от образованности и “свободомыслия” авторов (церковь не одобряла проникновения народного языка в письмо). Этот киевский литературный язык, созданный на основе “староболгарского”, сыграл огромную роль в формировании великорусского («российского») языка.
     Современный литературный язык был сформирован на основе надднепрянских говоров – наследников диалекта летописных полян (а также, видимо, антского союза племен, известного из иноязычных исторических источников) – в первой половине ХІХ века благодаря писателям Котляревскому, Гребинке, Квитке-Основяненко, а также Тарасу Шевченко.
     Следовательно, до формирования общенационального языка украинцы разговаривали на разных украинских наречиях, используя на письме украинизированный “староболгарский”.

    В княжескую эпоху в Киеве разговаривали на “общепонятном” для жителей стольного города языке (койне), который был сформирован на основе различных древнеукраинских племенных говоров, главным образом полян. Никто никогда его не слышал, и в записях он не сохранился. Но, опять же, описки древних летописцев и переписчиков, а также современные украинские диалекты дают представление об этом языке. Чтобы представить его, следует, видимо, “скрестить” грамматику закарпатских говоров, где древние формы сохранились лучше всего, черниговские дифтонги на месте “ять” и современного “і” в закрытом слоге, особенности “глубокого” произношения гласных звуков у нынешних жителей юга Киевщины, а такоже Черкащины и Полтавщини.
     Способны ли были современные украинцы понять язык, на котором разговаривали киевляне, скажем, в первой половине ХІІІ века (до орды)?
     Бесспорно, да. Для “современного” уха звучал бы он как своеобразное украинское наречие. Что-то наподобие того, что мы слышим в электричках, на базарах и строительных площадках столицы.

Можно ли называть древний язык “украинским”, если самого слова “Украина” не было?

     Назвать язык можно как угодно – суть от этого не меняется. Древние индоевропейские племена тоже свой язык “индоевропейским” не называли. Законы языковой эволюции никоим образом не зависят от названия языка, которое ему дают в разные периоды истории ее носители или посторонние люди.
     Мы не знаем, как именовали свой язык праславяне. Возможно, обобщенного названия не существовало вообще. Так же нам не известно, как называли свое наречие восточные славяне в доисторическую эпоху. Скорее всего, каждое племя имело свое самоназвание и по-своему называло свой говор. Имеется предположение, что славяне именовали свой язык просто “свой”.

     Слово “руський” касательно языка наших предков появилось относительно поздно. Этим словом сначала обозначали простой народный язык – в противоположность письменному “славянскому”. Позже “руська мова” противопоставлялась “польскому”, “московскому”, а также неславянским языкам, на которых разговаривали соседние народы (в разные периоды – чудь, мурома, мещера, половцы, татары, хазары, печенеги и пр). Украинский язык назывался “руським” до Х VІІІ века.

     В украинском языке четко различаются названия – “руський” и “російський”, в отличие от великорусского, где эти названия безосновательно путаются.
Слово “Украина” появилось тоже относительно поздно. В летописях оно встречается с ХІІ века, следовательно, возникло несколькими веками раньше.

Как другие языки повлияли на формирование украинского?

     Украинский язык принадлежит к “архаичным” языкам по своему словарному составу и грамматическому строю (как, скажем, литовский и исландский). Большинство украинских слов унаследованы из индоевропейского праязыка, а также из праславянских наречий.
     Достаточно много слов пришли к нам из племен, которые соседствовали с нашими предками, вели с ними торговлю, воевали и т.д., – готов, греков, тюрков, угров, римлян и др. (корабель, миска, мак, козак, хата и пр.). В украинском имеются также заимствования из «староболгарского» (например, область, благо, предок), польского (шпаргалка, забавний, сабля) и других славянских. Однако ни один из этих языков не повлиял ни на грамматику, ни на фонетику (звуковой строй) языка. Мифы о польском влиянии распространяют, как правило неспециалисты, которые имеют весьма далекое представление как о польском, так и об украинском языке, об общем происхождении всех славянских языков.
     Украинский постоянно пополняется за счет английских, немецких, французских, итальянских, испанских слов, что является характерным для любого европейского языка.

Владимир Ильченко, к.ф.н.

Ссылка на статью. Интересные и различные по взглядам комментарии.

0

3

Иннуль спасибо!!! за тему

0

4

Ландыши написал(а):

Иннуль спасибо!!! за тему

Цветик, пожалуйста!   :)
Сама это люблю, кроме того - иногда просто противно читать, что пишут некоторые нечистоплотные люди, и чем они, ради наживы и политических грязных игр, забивают головы молодого и часто, к сожалению, небремененного особым багажом знаний поколения...   :mad:

0

5

Вот немного литературы по этой теме:

Толковый словарь живого великорусского языка (В.Даля)

http://rnns.ru/uploads/posts/2008-05/1212047011_dal_dictionary_title1.jpg

Формат: WORD
Количество страниц; 4721
Размер: 7,65 Мб в архиве (45,2 Мб в распакованом виде)

4721 стр. в формате WORD (в отличии от PDF есть возможность поиска, и не весит столько, сколько заняла бы эта книга в формате PDF)

Толковый словарь живого великорусского языка (оригинальное название: Толковый словарь живаго Великорускаго языка), Словарь Даля — один из крупнейших словарей русского языка. Составлен Владимиром Ивановичем Далем в середине XIX века. Содержит около 200 000 слов и 30 000 пословиц, поговорок, загадок и присловий, служащих для пояснения смысла приводимых слов.

В основе словаря лежит живой народный язык с его областными видоизменениями, словарь включает лексику письменной и устной речи XIX века, терминологию и фразеологию различных профессий и ремёсел.

Словарь не только даёт информацию о языке, но и о народном быте, поверьях, приметах, другие этнографические сведения. Так, например, в статье о слове «лапоть» не только охарактеризованы все типичные виды лаптей, но и указан способ изготовления; при словах «мачта», «парус» даются не только названия различных видов мачт и парусов, но объясняется и их назначение; наряду с флотскими названиями, заимствованными из голландского и английского языков, даются и названия, возникшие и употреблявшиеся на Каспийском и Белом морях. В статье о слове «рукобитье», объясняется сложный свадебный обряд и целый ряд связанных с ним обычаев, характерных для свадьбы в старом крестьянском быту.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

6

Ландыши написал(а):

Вот немного литературы по этой теме:

Спасибо, Цветик!  :)

0

7

В продолжение темы статья того же автора..

Откуда есть пошел русский язык

Если бы не христианство, то русский язык был бы неузнаваемо другим… Кирилл и Мефодий не поняли бы богослужения в современной православной церкви, которое ведется якобы на их языке…

Является ли славянским русский язык?..

От неспециалистов сегодня можно услышать разные “гипотезы” по языковой проблематике. Одни считают, что русский язык в Украине “поселился” едва ли не раньше украинского. Другие вообще утверждают, что русский – это не славянский, а угро-финский язык…

Языки-близнецы

     Язык, как известно, едва ли не самый надежный хранитель исторической памяти. Сравнивая, казалось бы, далекие друг от друга языки – скажем, хинди и литовский или таджикский и греческий, – ученые пришли к выводу о существовании в далеком прошлом некой индоевропейской общности людей. Других доказательств этому, увы, не сохранилось. А изучение названий рек, гор, городов и сел дает представление о процессах переселения народов в доисторические времена.
     Язык хранит в себе также следы сравнительно недавних событий – стоит лишь внимательно присмотреться…

     Распространение православия у восточных славян оставило на русском такую печать, что можно с уверенностью констатировать: если бы не христианство, то русский язык был бы неузнаваемо иным. Более того, различия между восточнославянскими языками (русским, украинским и белорусским), судя по всему, были бы столь несущественны, что, возможно, здесь до сих пор разговаривали бы на одном языке. А это значит, что на этой земле сложилась бы совершенно отличная от нынешней этническая картина. Ведь именно язык является главным признаком этнической общности.

     О «близкородствеености» русского и украинского языков говорено и писано много. Действительно, эти языки весьма близки друг другу – лексически, фонетически, грамматически. Однако мало кто обращает внимание (разве что специалисты-языковеды) именно на то, что их разъединяет, то есть на принципиальные различия, которые дают возможность утверждать, что русский и украинский – действительно разные языки, а не наречия одного языка.
     Чтобы понять эти различия, достаточно проанализировать любой русский текст (желательно из газеты, журнала или художественной книги), выделив в нем слова, которые не характерны для украинского. Для этого, конечно же, желательно владеть обоими языками.

Приведем несколько тенденциозно подобранный (для наглядности) отрывок из газеты:
«Во время работы общего собрания председательствующий дважды просил слова, но представители оппозиции прерывали его возгласами с мест. Охладить разбушевавшиеся страсти удалось лишь руководителю оргкомитета, который занимался согласованием позиций еще на стадии подготовки форума». [/i]

Выделенные слова либо отсутствуют в украинском языке (время - час, общий – загальний, председатель – голова, возглас – викрик), либо фонетически существенно отличаются от украинских аналогов (работа – робота, прерывать – переривати, охлаждать – охолоджувати). Что же это за слова? Как они появились в русском языке или исчезли в украинском (если принимать всерьез гипотезу восточнославянского единства)?
Действительно, все выделенные в тексте слова имеют нечто общее – считаются заимствованными из так называемого старославянского языка, на котором разговаривали и писали славянские просветители Кирилл и Мефодий.

Творение Кирилла и Мефодия

     Многие даже достаточно грамотные люди считают, что старославянский – это язык наших предков, на котором они разговаривали во времена Руси. Видимо, путаницу вносит само название – старославянский. На самом же деле, этот язык относится к южнославянской подгруппе славянских языков, точнее является солунским диалектом древнемакедонского языка, на который в IX веке Кирилл и Мефодий перевели греческий текст Библии. Кроме живых слов их родного наречия, они ввели в переводной текст множество новых, греческих слов или калек с греческого, так как своих явно не хватало.
     Ближайшими родственниками старославянского языка являются болгарский, сербский, хорватский, македонский, словенский языки. Став языком славянского православия, старославянский получил также название – церковнославянский. Хотя между «исконным» старославянским и церковнославянским имеются существенные фонетические различия: одни и те же слова читаются по-разному. По крайней мере, Кирилл и Мефодий вряд ли бы поняли богослужение в современной православной церкви, ведущееся вроде как на их языке.
     В общем, старославянский язык, то есть язык, на который в IX веке была переведена Библия, как известно, никогда не был родным для восточных славян, населявших Русь, ни до принятия ими христианства, ни после. Они разговаривали (и разговаривают доныне) на восточнославянских говорах, неудачно названных в научной литературе «древнерусским языком».
     Придя в Русь вместе с православием, старославянский язык получил статус книжного, или письменного языка. Кроме церкви, его использовали как «единоправильный» для составления документов, ведения летописей, написания писем, художественных произведений и т.д. Однако большинство людей его не понимали; южнославянские грамматические конструкции воспринимались плохо, потому для светских нужд потребители письменного языка (писари, переписчики, летописцы, писатели) постепенно украинизировали его, то есть делали более понятным, воспринимаемым.

    Уже «Слово о полку Игоревом» (ХII век) написано, как говорят в Украине (применительно к украинско-русскому просторечию) «суржиком» – смесью старославянского с древнеукраинским. Более того, автор, видимо, не особо сведущий в правилах грамматики языка Кирилла и Мефодия, напридумывал таких конструкций, что некоторые ученые, опираясь на них, вполне серьезно пытаются «реконструировать» мифический живой древнерусский язык. К примеру, не воспринимая старославянских форм прошедшего времени (бяше, сидяху), автор слова приклеил к ним украинские окончания -ть, и получилось: бяшеть, сидяхуть, граяхуть, по типу – сидить, летить, ідуть. Или такой пример из «Слова»: «Чи ли въспъти было…» Видимо, автору было не совсем понятно значение старославянской частицы ли, потому он «усилил» ее украинским аналогом – чи.

     Таким образом, с приходом христианства в Руси–Украине в Х – ХVIII веках и даже позже одновременно сосуществовали как бы три языка: собственно восточнославянский, на котором разговаривали восточнославянские племена и их потомки, образовавшие, в частности, украинский этнос; старославянский (церковнославянский), обслуживавший нужды православной церкви; и книжный украинско-славянский, то есть украинизированный церковнославянский, считавшийся «правильным», грамотным языком, на котором вели делопроизводство, писали художественные произведения, письма и даже преподавали в учебных заведениях. С развитием живого восточнославянского видоизменялся и книжный язык, тогда как старославянский, подвергшись существенным фонетическим изменениям в восточнославянской среде еще в Х – Х I веках, далее менялся очень незначительно.
     Все известные тексты ХI – XVIII веков, дошедшие до нас, написаны либо на собственно церковнославянском языке (например, «Изборники Святослава»), либо на украинизированном старославянском («Слово о полку Игоревом», «Повесть временных лет», произведения Григория Сковороды и пр.).

     Этот краткий экскурс в историю помогает увидеть, сколь плотно соприкасались украинский и церковнославянский языки, тем не менее, в живой украинский славянская лексика проникла весьма незначительно – по сравнению с русским, в котором она занимает не менее трети словаря, а если учитывать словообразовательные морфемы, – более половины! Славянизмы в украинском языке имеют в большинстве своем строгую стилистическую окраску: они воспринимаются как архаизмы (часто с «церковным» уклоном), то есть как слова времен украинско-славянского двуязычия, или даже как русизмы (врата, всюдисущий, благолєпіє и т.д.). Живой украинский язык практически не принял славянизмов в свой словарь. Слов и словообразовательных морфем с явно выраженными южнославянскими признаками в украинском немного: область, учитель, нужденний…

Приключения славянизмов в русском языке

     Чем же объясняется столь глубокое проникновение старославянской лексики (и частично грамматики и фонетики) в русский язык и неприятие ее украинским?
     Советские языковеды как-то обходили эту проблему стороной, ограничиваясь констатацией: славянизмы проникли в диалекты восточных славян в X – XIII веках, затем, после падения Византии и образования мощного центра православия в Москве в XIV – XV веках, пришла их вторая волна. Причем навязывали церковнославянский язык в столице Московского государства, как утверждают ученые, именно украинские преподаватели. Заслуга в закреплении церковнославянской лексики в словаре русского языка приписывается Михаилу Ломоносову, разработавшему учение о трех «штилях». Заметим попутно, что Ломоносов не ввел славянизмы в обиход, как иногда пытаются преподнести советские филологи, а констатировал состояние современного ему языка.
     Славянизмы и во времена Ломоносова, и несколькими веками ранее, и ныне были и являются составной частью русской лексики. В русском, в отличие от украинского, они воспринимаются как вполне «свои», за исключением редкоупотребимых или нарочито «церковных» (брег, глас вопиющего, дщерь).
     Видимо, некорректно вообще говорить о заимствовании или ассимиляции славянизмов в русском языке, поскольку процесс их проникновения в язык тождественен его эволюции. Иначе говоря, не будь старославянского – не было бы и русского.
     Советские ученые почему-то «стеснялись» признать тот факт, что православие сыграло решающую роль в формировании российского этноса. Изучение генезиса языка как отражения развития культуры и становления этноса помогает восстановить не совсем ясную картину консолидации разноэтнических элементов в российский этнос.
     Еще академик Александр Шахматов в начале прошлого века подчеркивал, что русский язык появился вследствие взаимодействия церковнославянского языка с восточнославянским в Киеве. То есть, если называть вещи своими именами, русский берет свое начало в украинизированном славянском – книжном языке Х – XII веков. И обязан именно православной церкви, вместе с которой церковнославянский язык пришел в Русь.

     Со всем вышесказанным вряд ли кто-то из ученых станет спорить. Существует, правда, гипотеза, в соответствии с которой часть славянских племен, населявших земли на север от Руси, пришли туда со славянского юга, то есть являлись южными славянами. Отсюда та легкость, с которой русский язык «впитал в себя» южнославянские признаки. Однако даже эта гипотеза не противоречит вышесказанному. Ведь если бы не язык Кирилла и Мефодия, продвигавшийся на север со стороны Киева, эти южнославянские островки растворились бы в восточнославянской массе.

Миссионерская роль слова

     Но все же не совсем ясным остается вопрос: каким образом происходило массовое проникновение иноязычной, южнославянской, лексики в язык разных племен (кстати, часто даже не славянских). Ведь в живом русском языке со времен начала его формирования фигурируют чуждые восточнославянским диалектам слова и формы: время, сладкий, облако, средний, вредный, любимый, избивать, восход, враг, единственный, дважды, охранять, храбрый, Владимир, странный, плен, каждый, между, возможно, прохладный и т.д.
     Подобная языковая экспансия возможна при завоевании одних народов другими, вследствие чего один язык поглощает другой, в результате чего образуется нечто третье (“победивший» язык получает фонетические и другие признаки «побежденного» языка). Так, вследствие завоевания Британских островов норманнами в Х I веке в английском словаре – германском по происхождению – оказалось около 70 процентов слов французского (латинского) происхождения. В германском окружении прекратил свое существование прусский язык, в английском – растворился валийский… История знает множество таких примеров, когда носители одного языка потесняли носителей другого языка. Однако в случае с русским наблюдается нечто уникальное: ведь восточнославянские племена, распространившие свое влияние на территорию нынешней России, не являлись носителями церковнославянского языка.
     «Триумфальное шествие» церковнославянского языка, видимо, объясняется тем, что экспансия на север сопровождалась усиленной миссионерской работой священнослужителей и знати. Завоеватели шли не просто дань снимать с новых подданных, но также несли веру, неразрывно связанную с ее языком.
     Как свидетельствуют исторические источники, завоеватели-миссионеры часто сталкивались с противлением завоеванных народов, среди которых, кроме славянских, было немало финно-угорских племен. Однако со временем новая вера оказала на принявших ее такое влияние, что вместе с ней они приняли и ее язык. Начало формирование русского этноса и языка приходится на ХII – XV века, когда на основе восточнославянских говоров и церковнославянской лексики начинает формироваться русский язык. На первых порах принятие христианства и, соответственно, языка (как видим, эти процессы неразделимы) проходило не всегда гладко: насильно искоренялись старые обряды, предметы культа, возможно, письмена, связанные с поклонением языческим богам. Современный русский сохранил следы живого двуязычия, когда на завоеванных территориях сосуществовали одновременно восточнославянский язык дохристианского периода и новый, повсеместно навязываемый священнослужителями и образованной знатью. Сохранилось множество параллельных форм: холод – прохлада, сторона – страна, сидячий – сидящий, волость – власть, ровный – равный, перегородить – преграждать, один – единый, выпытать – испытать и т.д.
     Сменилось несколько поколений, пока христианская вера, как и церковнославянская лексика, прочно вошли в жизнь формирующегося народа.

     Таким образом, становится понятно, почему русский язык принял славянизмы, а украинский – нет. Ведь формирование этносов и, соответственно, языков происходило в разные периоды: ко времени прихода старославянского языка в Руси уже сформировался этнос со своим языком, на который иноязычные элементы даже на протяжении нескольких веков взаимодействия в «мирных условиях» не могли оказать существенного влияния. На север от Руси консолидация разноэтнических элементов происходила позже – под давлением извне, сопровождавшимся прививанием веры и «ее» языка.
     Сегодня непросто нарисовать реальную картину той, по историческим меркам, совсем недавней эпохи, но очевидно одно: христианство кардинально изменило этническую картину в восточнославянском мире.

Владимир Ильченко, к.ф.н.

Ссылка на статью. Ответы автора на вопросы читателей по статье.

0

8

Инночка, спасибо за тему, я еще не все прочла, только про украинский язык. Интересная и понятная для непрофессионалов, ну, таких, как я  :'(
А ссылки на статью а племяннице отправила, она в этом году в универ на отделение культурологии поступает и интересуется такой тематикой. Кстати, недавно у нее брала книжку про одесские слова и выражения, я , конечно, не ожидала, что так неправильно говорю, с точки зрения русского языка. Сплошные "одессизмы", м-да... ну да ничего, так даже интереснее. Может что-нибудь оттуда напишу сюда со временем. Кстати, может сюда тоже какие-то статейки нароешь  :flirt:  про особенности нашей речи? У тебя это хорошо получается...

0

9

История развития украинского языка

Неопровержимой аксиомой является то, что язык является своеобразным генетическим кодом нации, составной частью и способом создания национальной культуры. Мировая наука имеет аргументированные доказательства того, что украинский язык является одним из старейших и блестящих языков из-за своей мелодичности и образности.

Говорить о языке протоукраинских племен можно лишь в определенной степени гипотетически. Ведь письменных памятников, дошедших до нас, еще недостаточно для полноценного исследования языка. Поэтому какие-либо хронологические вехи украинского, как и вообще какого-либо иного языка, установить невозможно. Бесспорно лишь то, что украинский язык является одним из древнейших индоевропейских языков. Об этом свидетельствует и наличие архаичной лексики, и некоторые фонетические и морфологические черты, сохраненные украинским языком на протяжении веков. Древность украинского языка доказывали ряд отечественных и зарубежных ученых: Павел Шафарик, Михаил Красуский, Алексей Шахматов, Агатангел Крымский и другие. Еще в 1879 году польский ученый-лингвист Михаил Красуский в своем труде "Древность украинского языка" утверждал, что украинский язык не только старейший от всех славянских, но и от санскрита, греческого, латинского и других арийских языков.

Много научных дискуссий вызывает также вопрос о существовании письменности в украинских землях. Археологические находки свидетельствуют наличие письменных знаков на глиняной посуде, пряслицах, оружии и т.п. еще до трипольского периода. То ли это было фонетическое, то ли иероглифическое письмо - точных ответов исследования пока не дали.

Свою письменность имели племена трипольской, катакомбной культуры бронзовой эры, зарубенецкой и черняховской культур. Древние авторы свидетельствуют, что это было греческое или русское письмо. Так, иранский писатель Марваруди констатирует, что "у хазар также есть письмо, которое происходит от русского", и что оно похоже на греческое.

Предполагается, что письменность на территории Украины имела несколько вариантов. Например, Северное Причерноморье пользовалось азбукой, идентичной греческой или римской (латинице), а восточные районы (особенно скифо-сарматы) - имели свою оригинальную письменность, известную в науке как сарматские знаки, которые были похожи на армянскую и грузинскую письменность.

Если взглянуть даже на современную украинскую азбуку, то очевидно, что большинство ее букв похожи на греческие, но есть и несколько вполне славянских. Может быть, это их Кирилл добавил к греческой азбуке? Однако же в "Житии" сообщается о создании им совершенно нового алфавита. Следует заметить, что наряду с кириллицей и одновременно с ней существовала другая азбука, известная под названием глаголица, которая имела необычный характер завитков. Ей ученые аналогов не находят. Это дает основания для утверждений, что глаголица есть штучным творением одного человека, в отличие от кириллицы, которая имеет природный органический характер и давнишние прототипы.

Долгое время в среде языковедов длилась острая дискуссия относительно периодизации украинского языка. Немало предложенных схем периодизации оказалось спорными, поскольку они опирались на принцип изменения общественных формаций: язык феодализма, язык капитализма, язык социализма. Такая схема, естественно, не могла отобразить всех этапов развития украинского литературного языка, поскольку сама по себе смена формаций не отражалась не на звуковой системе, не на грамматическом строении украинского языка. Украинский литературный язык развивается и обогащается, прежде всего, с помощью новой лексики, создания четких грамматических и правописных правил, расширения литературных стилей, способов выражения мысли и т.д.

Многие современные украинские языковеды настаивают и на пересмотре ортодоксальной, на их взгляд, формулы о единстве "древнерусского" языка, общего для трех братских народов. Они считают, что это - идеологическая догма, которая навязывалась всем без исключения научным институтам в советское время и служила "имперским интересам СССР". Они считают, что научные факты, исследованные неангажированными учеными еще в начале этого (советского) периода, игнорировались или провозглашались вредными. Так, академики Алексей Шахматов и Агатангел Крымский писали: "Общерусская праречь распалась на отдельные наречия еще в предисторические времена, в конце VIII или в начале IX века".

Черты украинского языка четко видны в древнерусских памятниках. Это, прежде всего, украинская лексика: гребля, стріха, лагодити, лінощі, дивуємося, ліпший, яруга, туга, гримлять, полоняник, повінь, баня (купол церкви в русском языке) и другие.

Для внимательного читателя древнерусских памятников открывается ряд фонетических черт украинского языка: німая, сім'я, стіни (сравнительно с русским. немая, семья, стены); переход Е в О после шипящих: жона, чоловік, нічого, вместо жена, человек, ничего; концевая буква В в деепричастиях там, где в русском языке Л; ходив, косив, брав. Эти явления академик А. Крымский нашел в сборнике Святослава 1073 г. Достаточно часто в памятниках древнерусского письма достаточно часто встречаются такие чисто украинские языковые явления, как чередование согласных Г-З, К-Ц, Х-С в дательном падеже: дорозі, дівці, кожусі (по сравнению с русским дороге, девке, кожухе). Или изначально украинские формы местоимений: тобі, собі (русские тебе, себе) и тому подобное.

Богатый материал для исследователей дет такая грамматическая категория как деепричастие. Здесь обнаруживается столько украинских форм, что только их перечисление убедительно свидетельствует, что южнорусские литературные памятники писались летописцами украинского происхождения. Это мягкие окончания 3-го рода: носить, косить (в сравнении с русским носит, косит) или исчезновение флексии -ть: є (вместо есть), бере (вместо береть), буде (вместо будеть). Интересно, что в украинском языке сохранилась более архаичная форма будущего времени, нежели в русском языке: знатиму, читатиму, робитиму (в русском - буду знать). В старину эта форма имела такой вид: знати + имамъ (де имамъ - вспомогательное слово, которое уничтожило и и видоизменилося в современную украинскую форму). Очень древняя также концовка -мо в деепричастиях: знаємо, ходимо (в русском - знаем, ходим). Агатангел Крымский утверждает: "… сравнительно-исторические размышления показывают, что это -мо значительно старше даже времен Киевского государства". В своем труде "Украинский язык, откуда он взялся и как развивался" он делает вывод: "Язык Надднепровщины и Червоной Руси времен Владимира Святого и Ярослава Мудрого имеет в большинстве своем уже все современные малороссийские особенности".

Вопросами сравнительной лексикографии украинского и русского языков занимались как российские, так и зарубежные ученые. Например, профессор Оксфордского университета Карл Абель выделял две ветви русской народности: славянорусы (украинцы) и финнорусы (московиты). Он пишет, что еще в конце XIX века только в европейской части России жило 40 млн. финно-татарского населения и лишь 15 млн. число славянского. Вот поэтому-то процесс ославянивания Московии затянулся более чем на 500 лет. Причина - большие территории, прилив финно-угорских и татарских этнических элементов. При Петре I было запрещено говорить, что в Сибири и азиатских землях живут не чистые великорусы, а финно-угры. Татары и иные народы.

Например: украинское лихий - злой, плохой, у русских лихой - смелый, удалой; украинское лаяти - ругать, у русских лаять - гавкать; украинское дитина (ребенок), у русских детина - большой человек; украинское запам'ятати (запомнить) - у русских запамятствовать - забыть; украинское вродливий (красивый), а у русских это уродливый. И таких примеров полного переосмысления слов можно привести очень много.

Украинский язык - национальное приобретение украинского общества, но, вместе с тем - родственный, братский язык для русских и белорусов, а также народов, населяющих пространства бывшего Советского Союза, родственник многих славянских языков. Вместе с тем украинский язык, выполняя интеграционную функцию (в чем ранее предосудительно националистически настроенные украинские литераторы и языковеды обвиняли русский язык!), является важным способом укрепления государственности, обеспечения культурного и экономического развития украинского государства.

Т.Г. Шевченко был убежден, что пока язык жив в устах народа, до тех пор жив и его народ-носитель, что нет насилия более нетерпимого, чем то, которое преследует цель отнять у народа память, наследие, созданное значительными поколениями его предков. Эти мысли Кобзаря перекликаются с мыслями выдающегося педагога К. Ушинского: "Отберите у народа все - и он может все вернуть; но отберите язык - и он уже больше никогда не создаст его; умер язык в устах народа - умер и народ".

Источник

+1

10

Татьяна75 написал(а):

Инночка, спасибо за тему, я еще не все прочла, только про украинский язык. Интересная и понятная для непрофессионалов, ну, таких, как я   
А ссылки на статью а племяннице отправила, она в этом году в универ на отделение культурологии поступает и интересуется такой тематикой. Кстати, недавно у нее брала книжку про одесские слова и выражения, я , конечно, не ожидала, что так неправильно говорю, с точки зрения русского языка. Сплошные "одессизмы", м-да... ну да ничего, так даже интереснее. Может что-нибудь оттуда напишу сюда со временем. Кстати, может сюда тоже какие-то статейки нароешь про особенности нашей речи? У тебя это хорошо получается...

Я рада, что эта тема интересна для стольких людей!    :cool:
Не пуха племяннице при поступлении! 
Танюша, я не в курсе, но интересуюсь: отделение культурологии было создано на базе филологического отделения ОНУ?

Про "одессизмы" - мне тоже очень интересно было бы узнать! Подозреаю что у меня их также очень много...   :D
Попробую найти что-нибудь на эту тему...
Если ты вдруг натолкнёшся на элекронный вариант этой книжки, не дашь ссылочку?
Или хотя бы авторов - возможно она уже есть в инете...  ;)

0


Вы здесь » АРАБЕЛЛА » Пыль столетий » Наша речь